Угол падения

Железная дверь хищно лязгнула за спиной Серёжки. Он вздрогнул. По спине пробежал холодок, от которого Серёжка съёжился, втянул шею и стал совсем маленьким.
— Ну, давай, проходи! – поторопил милиционер.
Серёжка оглянулся и сделал несколько шагов по коридору, выкрашенному противной зелёной краской. Перед ним открылась ещё одна дверь, потом ещё и ещё. «Не убежать. Сколько их тут?» – с горечью подумал он.
Его втолкнули в камеру. Дверь с железным скрежетом захлопнулась и стало пугающе тихо.
Было пусто. Высоко под потолком в маленькое окошко заглядывало солнце, рисуя на полу прямоугольник, расчерченный клетками. Серёжка присел на корточки, опираясь спиной на холодную стену, положил руки локтями на коленки, опустил на них голову и заплакал. Он плакал горько. Всхлипывая и подвывая, как плакал, когда был совсем маленьким. Было очень жалко себя. Всё казалось безнадёжно потеряно, всё вдруг помертвело для него. Перестало быть. И он, Серёжка, тоже хотел перестать быть.
Слёз