Стихи о Великой Отечественной войне трогательные до слез

8270
Трогательные стихи о войне до слез 1941-1945

Пожалуй, нет ни одного события для советского и российского народа, которому бы было посвящено такое множество стихотворений, сколько посвящено Великой Отечественной войне. Стихи о войне были написаны и в сороковые-роковые и десятилетиями позже и сейчас. Их писали и непосредственные участники войны, и те, кто слышал о войне только из книжек или из фильмов. Мы постарались собрать для вас самые лучшие и трогательные стихи о войне, пробирающие до слез, как советских, так и современных авторов.

Стихи о войне 1941-1945 до слез

Лучшие стихи о войне до слез

Была война в сороковых,
Там на смерть дрались за свободу,
За то, чтоб не было невзгоды,
За то, чтоб не было войны.

На минах танки подрывались,
Солдаты на смерть там сражались.
И в восемнадцать лет свои,
За нас отдали жизнь они.

То, что случилось, не забудем,
И до конца мы помнить будем
Про подвиг тот в сороковых,
Про тех, кого уж нет в живых.
Иван Ващенко

Летела с фронта похоронка

Летела с фронта похоронка
На молодого пацана,
А он еще лежал в воронке…
Ах, как безжалостна война!

И проходили мимо танки…
Чужая речь… а он лежал,
И вспоминал сестру и мамку,
Лежал и тихо умирал.

Пробита грудь была навылет,
И кровь стекала в черный снег,
А он, глазами голубыми,
Встречал последний свой рассвет.

Нет, он не плакал, улыбался,
И вспоминал родимый дом,
И пересилив боль поднялся,
И, автомат подняв с трудом,

Он в перекошенные лица
Горячий выплеснул свинец,
Приблизив этим на минуту
Войны, безжалостной, конец.

Летела с фронта похоронка,
Уже стучался почтальон,
Солдат, глаза закрыв в воронке,
На миг опередил её.
Степан Кадашников

Запас прочности

До сих пор не совсем понимаю,
Как же я, и худа, и мала,
Сквозь пожары к победному Маю
В кирзачах стопудовых дошла.

И откуда взялось столько силы
Даже в самых слабейших из нас?..
Что гадать! — Был и есть у России
Вечной прочности вечный запас.
Юлия Друнина

Слава

За пять минут уж снегом талым
Шинель запорошилась вся.
Он на земле лежит, усталым
Движеньем руку занеся.

Он мертв. Его никто не знает.
Но мы еще на полпути,
И слава мертвых окрыляет
Тех, кто вперед решил идти.

В нас есть суровая свобода:
На слезы обрекая мать,
Бессмертье своего народа
Своею смертью покупать.
Константин Симонов

Сороковые, роковые

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Как это было! Как совпало —
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Он не вернулся из боя

Почему все не так? Вроде все как всегда:
То же небо – опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода,
Только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас,
Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал, он с восходом вставал,
А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, – не про то разговор,
Вдруг заметил я – нас было двое.
Для меня будто ветром задуло костер,
Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, будто из плена, весна,
По ошибке окликнул его я:
– Друг, оставь покурить! – А в ответ – тишина:
Он вчера не вернулся из боя.

Наши мертвые нас не оставят в беде,
Наши павшие – как часовые.
Отражается небо в лесу, как в воде,
И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло для обоих.
Все теперь одному. Только кажется мне,
Это я не вернулся из боя.
Владимир Высоцкий

Жди меня

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.
Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.
Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: «Повезло».
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.
Константин Симонов

Материнские слезы

Как подули железные ветры Берлина,
Как вскипели над Русью военные грозы!
Провожала московская женщина сына…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Сорок первый – кровавое знойное лето.
Сорок третий – атаки в снегах и морозы.
Письмецо долгожданное из лазарета…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Сорок пятый – за Вислой идет сраженье,
Землю прусскую русские рвут бомбовозы.
А в России не гаснет свеча ожиданья…
Материнские слезы, Материнские слезы!

Пятый снег закружился, завьюжил дорогу
Над костями врага у можайской березы.
Сын седой возвратился к родному порогу…
Материнские слезы, Материнские слезы!
Алексей Недогонов

Слушайте! Это мы говорим. Мёртвые (отрывок из поэмы «Реквием»)

Слушайте!
Это мы говорим.
Мертвые.
Мы.
Слушайте!
Это мы говорим.
Оттуда.
Из тьмы.
Слушайте! Распахните глаза.
Слушайте до конца.
Это мы говорим,
мертвые.
Стучимся в ваши сердца…

Не пугайтесь!
Однажды мы вас потревожим во сне.
Над полями свои голоса пронесем в тишине.
Мы забыли, как пахнут цветы.
Как шумят тополя.
Мы и землю забыли.
Какой она стала, земля?
Как там птицы?
Поют на земле
без нас?
Как черешни?
Цветут на земле
без нас?
Как светлеет река?
И летят облака
над нами?
Без нас.

Мы забыли траву.
Мы забыли деревья давно.
Нам шагать по земле не дано.
Никогда не дано!
Никого не разбудит оркестра печальная медь…
Только самое страшное,—
даже страшнее, чем смерть:
знать,
что птицы поют на земле
без нас!
Что черешни цветут на земле
без нас!
Что светлеет река.
И летят облака
над нами.
Без нас.

Продолжается жизнь.
И опять начинается день.
Продолжается жизнь.
Приближается время дождей.
Нарастающий ветер колышет большие хлеба.
Это — ваша судьба.
Это — общая наша судьба…
Так же птицы поют на земле
без нас.
И черешни цветут на земле
без нас.
И светлеет река.
И летят облака
над нами.
Без нас…
Роберт Рождественский

Неизвестному солдату

Он на горбу войну тащил в пехоте,
И запах крови знал, и горький быт траншей.
Он воевал в стрелковой третьей роте
И от столицы фрицев гнал взашей.

А на крутой дуге Орлово-Курской
С гранатой против «тигра» выходил,
И «тигр» тот средь равнины русской,
Свернувши ствол, в числе других чадил.

Лицом твердея в рукопашной драке,
Он душу тяжко вкладывал в удар…
И телом мял не пахнущие маки,
Когда тащил его с надсадой санитар.

Несли бойца в палатку медсанбата,
Он, зубы стиснув, каменно молчал.
В бреду палящем матом крыл медбрата.
Очнувшись — от безсилия кричал.

И снова — в бой! Немеряные вёрсты
Вели его маршрутом на Берлин,
Но… виден судьбоносный перекрёсток
В осколках разрывающихся мин.

И до Победы не дойдя полшага,
Сражённый у Зееловских высот,
Он не стоял на лестнице Рейхстага,
Закончив многотрудный свой поход.

А встретил смерть в отчаянной атаке
И в рост упал, обняв руками склон…
Сдержите слёз непрошеную накипь.
Всем НЕИЗВЕСТНЫМ — наш земной поклон…
Олег Бучнев

Пропавшим безвести

Без суеты и перебранки,
В неполных восемнадцать лет,
Бросались мальчики под танки,
В последний раз сказав: «Привет!»

Повсюду взрывы грохотали,
И рвался крупповский металл,
Но сердце Феди крепче стали —
Он за Отчизну жизнь отдал.

А матери пришлют бумагу:
Мол, без вести пропал солдат.
И от солёной горькой влаги
Насквозь промокнет старый плат.

И как сказать о том невесте,
Что верность и любовь хранит.
Не может сын пропасть без вести,
Не верит мать, что он убит.

А годы мчатся чередою,
Сидит старушка у окна,
Давно уж сделалась седою,
Но ждёт по-прежнему она.

И всё ей чудится ночами
Сквозь шум дождя и ветра вой,
Что наконец вернулся к маме
Её Федюша дорогой.
Александр Раков

Вечный огонь

Минули двадцатого века года,
Стирается память… Но знаю,
Я помню, я вижу везде и всегда
Российское небо – над нами.

Его озаряет священный огонь,
Что в сердце пылает столицы.
Гранит монумента с геройской звездой,
А свыше – твердыни бойницы.

Никольская, Спасская башни стены
Стократ принимали парады,
Свидетели самой безбожной войны
Святые иконы – преградой.

Ковалась Победа в тревожные дни,
История, русская слава…
Гранитные бюсты – «народа вожди»,
Вершители судеб державы…

В гражданскую, дико кромсая страну,
Трагедию мы разделили.
Безмерную чашу до дна — чью вину? —
За нашу планету допили…

Не вычеркнешь строки: стоит мавзолей,
Пожарский и Минин… Всё было.
И сад Александровский в грусти аллей.
Россию ничто не сломило!

Эпический Жуков верхом на коне…
Второй мировой полководцы
Уснули навеки в Кремлёвской стене,
И космоса  — первопроходцы…

От царских династии вознёс купола —
Собором  — Василий Блаженный.
На мраморе – «Ленин». Хула и хвала…
На Красной, — кто ангел, кто тленный?

«Несут караул»… И чеканят шаги
По площади…, в белых перчатках.
Полки — каблуками и тянут «носки»,
Звенит метрономом брусчатка.

Удары Курантов — в рубиновый свет,
Салютов победных раскаты…
Утраты и горе немыслимых бед,
И радость весны в сорок пятом.

В бессмертье ушедших, легендою вдаль.
Для них не хватило бы места…
Солдат безымянный внесён на алтарь,
Один – но за всех! – неизвестный.

Не маршал пускай тот боец-рядовой,
Блокаду прорвал Ленинграда…,
Он вечно живой, не погиб под Москвой,
В окопах стоит Сталинграда…,

На Курской дуге, на Кавказе, в Крыму…
Так было! Так есть! И так будет!
За всех поклонится к нему одному
Идут – континентами – люди…
Кутышев Евгений

Безвести пропавший

В той деревне затерянной, малой,
Что была и темна, и бедна,
Говорили: корова пропала.
Это значит: сдохла она.

И жила там старушка в избушке.
И в углу ей сверчок напевал.
И сказали однажды старушке:
— Сын твой без вести где-то пропал.

— Значит, умер? — всплеснулась старушка, —
И его не воротишь ничем?
И померкла, погасла избушка
После новости этой совсем.

Но один днём и ночью, единый
Ей покоя вопрос не давал:
Ведь не зверь же какой, не скотина,
Почему же не умер — пропал?

В этой дикой нечаянной вести
Ей великий являлся позор.
Ей глубокое снилось безчестье.
Ей жестокий звучал приговор.

Отрывая её от раздумья,
Говорила соседка не раз:
— Но пропал ведь не значит, что умер.
— Это хуже, чем умер, в сто раз.

Это слово, как чёрное горе,
Тяготило, тревожило, жгло.
И когда умерла она вскоре,
Тяжким камнем на сердце легло.

Даже самой немыслимой дали
Отдалённее в мире есть даль.
Даже самой бездонной печали
Есть бездоннее в мире печаль.
Василий Казанцев

Просто безвести пропавшие

Не зажечь свечи за здравие,
И нельзя в помин души,
Мне досталось испытание
Быть ни мертвым, ни живым.

И взлетев в объятья вечности,
Словно птицы над рекой,
Мы в бою пропали без вести,
Не найдя в земле покой.

Мы не погибли, мы просто ушли
Просто ушли в небеса
На безымянных высотах земли
Наши слышны голоса.

Будут вечно наши матери
Ждать о нас любую весть,
Все, кто веры не утратили
В то, что мы свете есть.

Не живые и не павшие
Не пришедшие с войны,
Просто без вести пропавшие
Сыновья своей страны.

Мы не погибли, мы просто ушли
Просто ушли в небеса
На безымянных высотах земли
Наши слышны голоса.

Тёплый дождь моросит весной,
Пряча слёзы в закат.
До утра в тишине ночной
Наши вдовы не спят.

Мы не погибли, мы просто ушли
Просто ушли в небеса
На безымянных высотах земли
Наши слышны голоса.
Александра Вулых

Ходят по небу солдаты…

Ходят по небу Солдаты.
Ходят строем, Бога ждут.
У него спросить им надо:
«Отче, нас когда найдут?

На исходе уже силы
И не пухом нам Земля.
Безымянные могилы…
Погибали, что, за зря?»

Аты — баты, аты — баты…
Врата, Боже, открывай.
Шаг печатают Солдаты,
Что идут из из ада в рай.

Регистрируй поименно:

— Пал Серега под Смоленском.
До сих пор лежу под склоном.

— Я — Петро, лежу под Ржевом,
В первом перелеске, слева
У огромнейшей сосны.

— Пал под Ленинградом… Сева…
Сплю в болоте с той весны.

— Николай — я под Херсоном
В безымянной сплю могиле
И таких нас — миллионы,
Тех, кто Родину любили
И погибли за Победу…
Почему о нас забыли?
Места в памяти нам нету?

Аты — баты, аты — баты…
Врата, Боже, открывай.
Безымянные Солдаты
Что идут из из ада в рай.
Людмила Дубинская

Георгиевская ленточка

За окнами весенний лес летит,
Я еду в ленинградской электричке.
Напротив меня девочка сидит
С Георгиевской ленточкой в косичке.

Сегодня эту ленточку носить
На сумке можно, можно в виде брошки.
Но я прекрасно помню и без лент,
Как бабка не выбрасывала крошки.

Как много лишнего мы слышим в дни побед.
Но только этой патоке с елеем
Не очень верят те, кто в десять лет
Питался в основном столярным клеем.

А время умножает всё на ноль,
Меняет поколение поколением.
И вот войны подлеченная боль
Приходит лишь весенним обострением.

Над этой болью многие кружат
Как вороньё, как чайки. И так рады,
Как будто свой кусок урвать хотят
Бетонной героической блокады.

Я еду в поезде, смотрю на все подряд:
В окно, на девочку с прекрасными глазами…
А за окном солдатики лежат
И прорастают новыми лесами.

Стихи о войне для школьников трогательные до слез

Стихи о войне для школьников трогательные до слез

Нам не дано спокойно сгнить в могиле —
Лежать навытяжку и приоткрыв гробы,-
Мы слышим гром предутренней пальбы,
Призыв охрипшей полковой трубы
С больших дорог, которыми ходили.

Мы все уставы знаем наизусть.
Что гибель нам? Мы даже смерти выше.
В могилах мы построились в отряд
И ждем приказа нового. И пусть
Не думают, что мертвые не слышат,
Когда о них потомки говорят.

Мы

Есть в голосе моём звучание металла.
Я в жизнь вошёл тяжёлым и прямым.
Не всё умрёт. Не всё войдёт в каталог.
Но только пусть под именем моим
Потомок различит в архивном хламе
Кусок горячей, верной нам земли,
Где мы прошли с обугленными ртами
И мужество, как знамя, пронесли.

Мы жгли костры и вспять пускали реки.
Нам не хватало неба и воды.
Упрямой жизни в каждом человеке
Железом обозначены следы –
Так в нас запали прошлого приметы.
А как любили мы – спросите жён!
Пройдут века, и вам солгут портреты,
Где нашей жизни ход изображён.

Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете, как миф,
О людях, что ушли, не долюбив,
Не докурив последней папиросы.
Когда б не бой, не вечные исканья
Крутых путей к последней высоте,
Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,
В столбцах газет, в набросках на холсте.

Но время шло. Меняли реки русла.
И жили мы, не тратя лишних слов,
Чтоб к вам прийти лишь в пересказах устных
Да в серой прозе наших дневников.
Мы брали пламя голыми руками.
Грудь раскрывали ветру. Из ковша
Тянули воду полными глотками
И в женщину влюблялись не спеша.

И шли вперёд, и падали, и, еле
В обмотках грубых ноги волоча,
Мы видели, как женщины глядели
На нашего шального трубача.
А тот трубил, мир ни во что не ставя
(Ремень сползал с покатого плеча),
Он тоже дома женщину оставил,
Не оглянувшись даже сгоряча.
Был камень твёрд, уступы каменисты,
Почти со всех сторон окружены,
Глядели вверх – и небо было чисто,
Как светлый лоб оставленной жены.

Так я пишу. Пусть неточны слова,
И слог тяжёл, и выраженья грубы!
О нас прошла всесветная молва.
Нам жажда зноем выпрямила губы.

Мир, как окно, для воздуха распахнут
Он нами пройден, пройден до конца,
И хорошо, что руки наши пахнут
Угрюмой песней верного свинца.

И как бы ни давили память годы,
Нас не забудут потому вовек,
Что, всей планете делая погоду,
Мы в плоть одели слово «Человек»!
Николай Майоров

Героям Победы — спасибо!

СПАСИБО ГЕРОЯМ,
СПАСИБО СОЛДАТАМ,
Что МИР подарили,
Тогда — в сорок пятом!

Вы кровью и пОтом
Добыли ПОБЕДУ.
Вы мОлоды были,
Сейчас — уже дЕды.

Мы ЭТУ ПОБЕДУ —
Вовек не забудем!!!
Пусть МИРНОЕ солнце
Сияет всем людям!!!

Пусть счастье и радость
Живут на планете!!!
Ведь мир очень нужен —
И взрослым, и детям!!!
Ольга Маслова

Рассказ ветерана

Я, ребята, на войне
В бой ходил, горел в огне.
Мёрз в окопах под Москвой,
Но, как видите, — живой.
Не имел, ребята, права
Я замёрзнуть на снегу,
Утонуть на переправах,
Дом родной отдать врагу.
Должен был прийти я к маме,
Хлеб растить, косить траву.
В День Победы вместе с вами
Видеть неба синеву.
Помнить всех, кто в горький час
Сам погиб, а землю спас…
Я веду сегодня речь
Вот о чём, ребята:
Надо Родину беречь
По-солдатски свято!
Владимир Степанов

Кукла

Много нынче в памяти потухло,
а живет безделица, пустяк:
девочкой потерянная кукла
на железных скрещенных путях.

Над платформой пар от паровозов
низко плыл, в равнину уходя…
Теплый дождь шушукался в березах,
но никто не замечал дождя.

Эшелоны шли тогда к востоку,
молча шли, без света и воды,
полные внезапной и жестокой,
горькой человеческой беды.

Девочка кричала и просила
и рвалась из материнских рук,—
показалась ей такой красивой
и желанной эта кукла вдруг.

Но никто не подал ей игрушки,
и толпа, к посадке торопясь,
куклу затоптала у теплушки
в жидкую струящуюся грязь.

Маленькая смерти не поверит,
и разлуки не поймет она…
Так хоть этой крохотной потерей
дотянулась до нее война.

Некуда от странной мысли деться:
это не игрушка, не пустяк,—
это, может быть, обломок детства
на железных скрещенных путях.
Вероника Тушнова

Баллада о маленьком человеке

На Земле безжалостно маленькой
жил да был человек маленький.
У него была служба маленькая.
И маленький очень портфель.
Получал он зарплату маленькую…
И однажды — прекрасным утром —
постучалась к нему в окошко
небольшая, казалось, война…
Автомат ему выдали маленький.
Сапоги ему выдали маленькие.
Каску выдали маленькую
и маленькую — по размерам — шинель.
…А когда он упал — некрасиво, неправильно,
в атакующем крике вывернув рот,
то на всей земле не хватило мрамора,
чтобы вырубить парня в полный рост!
Роберт Рождественский

Нет у Бога без вести пропавших

«Без вести пропал…» Неправда это!
Он солдат — его терять нельзя.
Он остался там, на дне кювета,
Где его засыпала земля.

Он сожжён, расстрелян иль повешен,
Танковою гусеницей смят.
Он, как все простые люди, грешен,
Как солдат, он безупречно свят.

Славлю жизнь за Родину отдавших,
Смерть принявших в роковом бою.
Нет у Бога без вести пропавших,
Все они стоят в одном строю!
Николай Рачков

Белая береза

Я помню, ранило березу
Осколком бомбы на заре.
Студеный сок бежал, как слезы,
На изувеченной коре.

За лесом пушки грохотали,
Клубился дым пороховой.
Но мы столицу отстояли,
Спасли березу под Москвой.

И рано-раненько весною
Береза белая опять
Оделась новою листвою
И стала землю украшать.

И с той поры на все угрозы
Мы неизменно говорим:
Родную русскую березу
В обиду больше не дадим.

Куда б ни шёл, ни ехал ты…

Куда б ни шёл, ни ехал ты,
Но здесь остановись,
Могиле этой дорогой
Всем сердцем поклонись.

Кто б ни был ты –
Рыбак, шахтёр,
Учёный иль пастух, –
Навек запомни: здесь лежит
Твой самый лучший друг.

И для тебя, и для меня
Он сделал все, что мог:
Себя в бою не пожалел,
А Родину сберег.
Михаил Исаковский

«Есть!»

Я не раз, и не два, и не двадцать
слышал, как посылают на смерть,
слышал, как на приказ собираться
отвечают коротеньким «Есть!».

«Есть!», – в ушах односложно звучало,
долгим эхом звучало в ушах,
подводило черту и кончало:
человек делал шаг.

Но ни разу про Долг и про Веру,
про Отечество, Совесть и Честь
ни солдаты и ни офицеры
не добавили к этому «Есть!»

С неболтливым сознанием долга,
молча помня Отчизну свою,
жили славно, счастливо и долго
или вмиг погибали в бою.
Борис Слуцкий

Еще тогда нас не было на свете…

Еще тогда нас не было на свете,
Когда гремел салют из края в край.
Солдаты, подарили вы планете
Великий Май, победный Май!

Еще тогда нас не было на свете,
Когда в военной буре огневой,
Судьбу решая будущих столетий,
Вы бой вели, священный бой!

Еще тогда нас не было на свете,
Когда с Победой вы домой пришли.
Солдаты Мая, слава вам навеки
От всей земли, от всей земли!

Благодарим, солдаты, вас
За жизнь, за детство и весну,
За тишину, за мирный дом,
За мир, в котором мы живем!
Автор: М. Владимов

У обелиска

Ты всё твердишь, что вечно одинок,
Что жизнь прошла, что песня не сложилась.
Но здесь — ты видишь — почернел венок,
И проволока каркаса обнажилась.
Мы никого с тобою не спасём,
Но по-иному дни свои оценим,
Когда цветы к подножью принесём,
Когда венки увядшие заменим.
Давай с тобой, не отвернув лица,
Опять читать бойцов погибших списки.
Им нет конца.
Им нет и нет конца!
Земля моя!
Поля да обелиски…
Владимир Суворов

Березы

Я люблю, когда шумят березы,
Когда листья падают с берез.
Слушаю — и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез.

Все очнется в памяти невольно,
Отзовется в сердце и в крови.
Станет как-то радостно и больно,
Будто кто-то шепчет о любви.

Только чаще побеждает проза,
Словно дунет ветер хмурых дней.
Ведь шумит такая же береза
Над могилой матери моей.

На войне отца убила пуля,
А у нас в деревне у оград
С ветром и дождем шумел, как улей,
Вот такой же желтый листопад…

Русь моя, люблю твои березы!
С первых лет я с ними жил и рос.
Потому и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез…
Николай Рубцов

Мальчики

Уходили мальчики – на плечах шинели,
Уходили мальчики – храбро песни пели,
Отступали мальчики пыльными степями,
Умирали мальчики, где – не знали сами…
Попадали мальчики в страшные бараки,
Догоняли мальчиков лютые собаки.
Убивали мальчиков за побег на месте,
Не продали мальчики совести и чести…
Не хотели мальчики поддаваться страху,
Поднимались мальчики по свистку в атаку.
В черный дым сражений, на броне покатой
Уезжали мальчики – стиснув автоматы.
Повидали мальчики – храбрые солдаты –
Волгу – в сорок первом,
Шпрее – в сорок пятом,
Показали мальчики за четыре года,
Кто такие мальчики нашего народа.
И. Карков

Стихи о победе в Великой Отечественной войне

Стихи о победе в великой отечественной войне

Весть о Победе разнеслась мгновенно…
Среди улыбок, радости и слез
Оркестр Академии военной
Ее по шумным улицам пронес.

И мы, мальчишки, ринулись за ним –
Босое войско в одежонке драной.
Плыла труба на солнце, словно нимб,
Над головой седого оркестранта.

Гремел по переулкам марш победный,
И город от волненья обмирал.
И даже Колька, озорник отпетый,
В то утро никого не задирал.
А. Д. Деменьтьев

Победа

Победа! Победа! Победа!
Проносится весть по стране.
Конец испытаньям и бедам,
Конец многолетней войне,

Разрушено логово зверя,
Войны очаги сметены.
И с вестью в открытые двери
Врывается солнце весны.

Победа, добытая кровью,
Ты сердцу дороже стократ.
Ты с нами была в Подмосковье.
Ты помнишь Кавказ, Сталинград.

Ты с нами ходила в колоннах,
Вела нас в решительный бой.
Сегодня на наших знаменах
Ты солнце затмила собой.
Иосиф Василевский

День Победы (первый день после войны)

Весна на улицах. По майскому теплеет,
И гром войны сменяет гром с дождём,
Лист распускается, и травы зеленеют,
Лучами, припекая, солнце греет.
Солдаты где-то гибнут под огнём.

И пал Берлин, и флаг над рейхстагом,
Над раненым склонилась медсестра.
И, проявляя с храбростью отвагу,
Стремительным броском мы взяли Прагу.
На землю опустилась … тишина.

Победу, приближая, долго ждали…
И растянулись сутки на года,
Когда с кровавыми боями отступали,
Разбив врага, страну освобождали.
Война закончилось сегодня — навсегда.

И был тот день обычным и похожим
На все другие будничные дни.
Нет! Этот день святой и не похожий!
Вглядитесь в лица граждан: у прохожих
Светились счастьем, радостью они.

Из репродукторов торжественным размером,
— По-бе-да! – объявляет Левитан.
Четыре года – мужество и вера…
Страна скорбела, плакала и пела
По деревням, по сёлам, городам…

Трудились фабрики, работали заводы,
В полях колхозных высевали хлеб,
По рекам плыли баржи, пароходы,
Пройдя все испытания и невзгоды,
Победу праздновал советский человек.

Молились и, крестясь пред образами,
Семьёю собирались у стола.
Солдаты, офицеры — с орденами…
И, похоронку пробежав стократ глазами,
Жена иль мать стояли у окна.

Смешались слёзы, горе, плачь и песни,
Гармошке в такт подыгрывал баян,
Грустили, веселились, пили вместе,
Салюты грохотали в поднебесье,
А кто-то умирал в госпиталях от ран.

На фронте смолкли пушки, пулемёты,
Кричали горомогласное: Ура-а-а-а!!!
В знамёнах — Бранденбургские ворота,
«На брудершафт» — связистки и пилоты,
Танкисты обнимаются с пехотой.
Мир наступил… Победная весна.
Кутышев Евгений

Спасибо деду за Победу

Спасибо деду за Победу,
За все военные года…
За то, что он за нашу землю
В атаку смело шёл всегда…

За то, что годы молодые
Не пожалел он потерять…
За то, что Родину не дрогнув,
Ушёл мальчишкой защищать…

За то, что не было там трусов,
Среди друзей — однополчан…
Узбеков, русских, белорусов,
Грузин, татар и молдаван…

За то, что грудь свою подставил
Под пули, бомбы и штыки…
Освобождая нашу землю —
Деревни, сёла, городки…

За то, что плакал, как мальчишка
Когда друзей он хоронил…
За то, что память о погибших
В душе и сердце сохранил…

За то, что мы живём на свете
Без взрывов бомб и без стрельбы
За счастье жить, как вольный ветер
Не зная ужасов войны…

Спасибо деду за Победу
От всех российских матерей…
За то, что он во имя мира
Собой закрыл чужих детей…
Михаил Кривов

Отрывок из поэмы «Реквием» (3 часть)

Плескалось
багровое знамя,
горели
багровые звёзды,
слепая пурга
накрывала
багровый от крови
закат,
и слышалась
поступь
дивизий,
великая поступь
дивизий,
железная поступь
дивизий,
точная
поступь
солдат!
Навстречу раскатам
ревущего грома
мы в бой поднимались
светло и сурово.
На наших знамёнах
начертано
слово:
Победа!
Победа!!
Во имя Отчизны —
победа!
Во имя живущих —
победа!
Во имя грядущих —
победа!
Войну
мы должны сокрушить.
И не было гордости
выше,
и не было доблести
выше —
ведь кроме
желания выжить
есть ещё
мужество
жить!
Навстречу раскатам
ревущего грома
мы в бой поднимались
светло и сурово.
На наших знамёнах
начертано слово
Победа!
Победа!!
Р. Рождественский

Тот самый долгожданный май

Услышав о военных фразу,
И повернувшись вдруг ко мне,
Бывает, спрашивают сразу:
— А это о какой войне?

О той войне – ужасной самой,
О бесконечной той войне
Где смерть ходила вслед за славой,
Где год за десять был вполне!

О той — отечественной, страшной,
Где жизнь была ценой в пустяк…
Мужчины погибали наши,
А иногда — запросто так.

Потом, конечно, были войны,
Но всех их не сравнишь с одной,
Так будем памяти достойны,
Оплаченной такой ценой!

И, если говорят «Победа!»,
То никогда не забывай,
Про ту войну, про кровь, про деда…
Про самый долгожданный май!
Петр Давыдов

Выпьем, папа, за твою победу

Отгремят салюты и парады.
Тем, кто жив, достанутся награды.
Скажут речи громко, с чувством долга,
А потом забудут всех надолго.
Сколько их осталось ветеранов?
Сколько их не стало слишком рано?
И сейчас никто не скажет точно
Сколько судеб разорвало в клочья!
В памяти еще грохочут войны.
Временами это очень больно…

В мае шумно праздник отмечали,
А теперь душа моя в печали…

Я к тебе на кладбище приеду,
Выпить, папа,
За твою Победу.
Петр Давыдов

Летят, со свистом, пули той войны

Наверно я сегодня не усну…
Мне кажется – я слышу в отдаленье
Летят, со свистом, пули сквозь весну,
Как страшные военные мгновенья…

Пусть выстрелы назначены не мне,
Смертельный дождь идет над полем брани,
Есть  чувство страха, в самой глубине,
От пуль, летящих в сумрачном тумане.

Я знаю, что пройдут один-два дня,
И все забудут про войну на время.
И этим пулям не попасть в меня –
Я в разную фантастику не верю…

… 8 мая не могу уснуть –
Все вспоминаю тех, кого не стало.
И сквозь бои четырехлетний путь,
И что домой вернулось слишком мало…

Что с каждым годом меньше, меньше тех,
Кто на руках победу вынес с боя.
Мне кажется – у них особый смех,
Над ними небо очень голубое!

Скажу «Спасибо!» одному из них,
Спрошу «Какие   просьбы есть, вопросы?»
И прочитаю им вот этот стих.
И поклонюсь, не сдерживая слезы…

Летят со свистом пули сквозь года.
О прошлом надо помнить… Иногда…
Петр Давыдов

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Я — предков славянских кровинка
    (Юрий Соловьёв)

    Я — предков славянских кровинка.
    Я — вдовой солдатки слеза,
    Заросшей траншеи былинка,
    Угасшего боя гроза.

    Я — стон молодого солдата
    Убитого в первом бою.
    Я — чувство внезапной утраты,
    Когда похоронку дают.

    Я — звёздочки на обелисках,
    Упорство советских солдат,
    Погибших под Наро-Фоминском,
    Не сделав и шагу назад.

    Я — горькая радость Победы!
    Я — гордость за Русский народ!
    И что б я ни делал,
    И где бы я ни был,
    Всё Это со мною живёт!

    Опытный ротный и безропотный рядовой
    (Юрий Соловьёв)

    — В бой!
    — За Родину!
    ..и безропотно
    Побежал рядовой на врага…
    И скосило его вместе с ротным
    Беспощадным огнём пулеметным,
    У оврага…
    Навсегда…
    Не схоронены – слишком хлопотно,
    так бывало военной порой…
    Прорастает ромашками ротный,
    Спит, укрывшись землёй рядовой.
    …………………………………..
    По туманной низине, где были
    Два мальчишки убиты тогда,
    С жеребятами бродят кобылы,
    …прелым клевером дышат стога.

    Могильный холмик
    (Юрий Соловьёв)

    Лежит неизвестный солдат,
    убитый на страшной войне,
    под яблонькой холмик без дат,
    никто не отпишет родне…

    Такая стоит тишина,
    в округе никто не живёт,
    лишь только старушка одна
    Девятого мая придёт.

    Она развернёт узелок
    усталой дрожащей рукой,
    ирисок положит кулёк,
    помолится за упокой.

    Пригладив рукою траву,
    старушка заплачет без слёз,
    ей вспомнится сын наяву
    и запах родимых волос.
    ………………………………….
    Заросший бурьяном погост,
    У речки разрушенный храм.
    Крапива растёт в полный рост
    По с детства знакомым местам.

    Ост — Вест
    (Юрий Соловьёв)

    С боем Ганс прорывался на Ост,
    До Москвы, по прямой, сорок вёрст,
    На груди его рыцарский крест
    За в руинах оставленный Брест.

    Из Сибири, оставив там мать,
    Ехал Ваня страну защищать,
    Поезд мчал новобранца на Вест,
    Православный у парня был крест.

    И столкнулись они на мосту,
    В рукопашном бою за Москву.
    Ост на Вест,
    жизнь на жизнь,
    крест на крест.
    …не увидеть им больше невест.

    С похоронкой летит злая весть,
    Русской маме на Ост,
    А немецкой на Вест.
    ……………………………………..
    Прорастают сквозь рёбра цветы у моста,
    Спят солдаты в земле…
    под холмом…
    Без креста.

    Иду с войны, иду домой…
    (Юрий Соловьёв)

    Стрелковой роты рядовой
    Иду с войны, иду домой.
    Смеюсь и плачу над собой,
    — Живой?..живой.
    — Домой?..домой.
    И вторят эхом за спиной
    Солдаты ставшие землёй,
    — Живой…живой…домой…домой…

    …в тумане нежась спит село,
    На храме аист ждёт рассвета.
    Мне несказанно повезло,
    Что пересилив боль и зло
    И уцелев чертям назло,
    Я жив…и снова вижу это.
    …………………………

    Стрелковой роты рядовой
    Пришел с войны, пришел домой…
    …домой.

    Ветераны Великой Отечественной
    (Юрий Соловьёв)

    Как мало их осталось на земле
    Не ходят ноги и тревожат раны,
    И ночью курят, чтобы в страшном сне,
    Вновь не стреляли в них на поле брани.

    Мне хочется их каждого обнять,
    Теплом душевным с ними поделиться,
    Была бы сила, чтобы время вспять…
    Но я не Бог…война им снова снится.

    Пусть внукам не достанется война
    И грязь её потомков не коснётся,
    Пусть курит бывший ротный старшина
    И слушает, как правнучек смеётся.

    Хрупкая бабочка тишины
    (Юрий Соловьёв)

    Среди смерти,
    Кровавого крошева,
    Люди, верьте,
    Во что-то хорошее!
    И быть может,
    После войны,
    На маленький холмик в песочнице
    Сядет хрупкая бабочка тишины.
    Очень этому верить, хочется!..

    © Copyright: Юрий Соловьёв, 2019
    Свидетельство о публикации №119050406185

  2. Спасибо за полезную и интересную статью!
    В этих стихах – живые и искренние истории человеческих судеб, мысли и воспоминания о тех днях, которые пришлось пережить людям в годы войны.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя