12 апреля 2017        1589         Комментарии к записи Любовь к ближнему отключены

Любовь к ближнему

Степной городок уже стихал, готовясь погрузиться в спокойный сон. Осенний тихий вечер, наполненный дымком от костров, окутывал улицы, длинные и ровные, словно разлинованные чьей-то аккуратной рукой. Валюша шла домой из школы. Она училась со второй смены и торопилась вернуться из школы засветло. Не боялась темноты, но не любила идти по тёмной улице. Знала, что бабушка дожидается её где-то возле соседок, коротая вечер и ожидание. Увидев бабушку, она побежала к ней, чтобы обнять.
Девочке всегда казались долгими всякие разлуки с самым дорогим для неё человеком. Маму и отца она знала только по фотографии. Мама погибла при аварии, а отец женился на другой и давно уехал из села. Воспитывала её мамина мама, её бабушка. Всю любовь и заботу отдала она внучке, а та платила ей своей привязанностью и преданностью.
Прижавшись всем тельцем к тёплой и пахнущей щами и хлебом бабушке, Валюша облегчённо вздохнула.
— Прилетела, моя птаха, — ласково потрепала за плечики бабушка свою любимицу. — Ну, пора и ужинать, — встала и заторопилась старушка, готовая тут же покинуть недавних собеседниц.
По улице шли торопливые прохожие, спешащие к своим очагам. Совсем недалеко показались незнакомые люди, одетые в непривычную для этих мест одежду. Это были три мужчины и женщина, покрытая большой клетчатой шалью, каких не носят русские женщины в наши дни. Они приблизились к старушкам, и женщина заговорила с горским акцентом:
-Добрый вечер. Скажите, не пустит ли кто переночевать? Мы обошли всю улицу, и никто не пускает нас. Видно, боятся. Мы ведь не русские, из Дагестана мы. Приехали в село, чтоб получить солому, что наши сыновья заработали на уборке летом. Да мы быстро управимся, — добавила она.
Старушки молчали. Некоторые из них жили одиноко, но пускать незнакомцев и вправду побоялись.
Молчание становилось неловким. Одни нуждались в помощи, а другие это понимали, но предложить помощь вовсе не торопились. Валюша и бабушка глянули друг на друга. И бабушка, посмотрев в глаза незнакомцев, сказала:
— А пойдёмте к нам. Только вот кроватей на всех не хватит.
— Да мы и на полу поспим, — обрадовались незнакомцы. Они были немолоды и очень устали от дороги и мытарств.
Все, во главе с бабушкой, направились к их домику. А удивлённые соседки остались обсуждать неожиданное событие.
Войдя в дом, бабушка сразу же поставила чайник. Пока гости раздевались, мыли руки, она собирала на стол нехитрый сельский ужин: миска с варёной картошкой, солёная капуста, жёлтая от моркови, крупные ломти домашнего хлеба, да вазочка с вишнёвым вареньем. Рассадив всех за стол, бабушка села у края стола и ласково предлагала гостям:
— Ешьте, не стесняйтесь. Небось, устали и проголодались. Чайку вот горяченького попейте, с травками, с вареньем.
Гости молча смущённо ели, медленно пили чай и всё поглядывали друг на друга. Бабушка ни о чём не спрашивала, а сами они молчали.
После ужина надо было приготовить постели гостям. В доме было две комнаты. Бабушка принялась доставать тюфяки, подушки и одеяла. Валюша помогала стелить постели. Мужчин решили поселить в одной комнате, а женщине уступили Валюшину кровать, в комнате, где спали они с бабушкой. Валюша этому очень обрадовалась, ведь она может спать с бабушкой!
После ужина мужчины улеглись почти сразу, а бабушка ещё долго говорила с тётей Мадиной, так звали женщину, о своей нелёгкой жизни, слушала её рассказы о далёком Дагестане, о горах, о трудной жизни их односельчан. Валюша не заметила, как сон увлёк её в свои объятья и унёс в неведомое. Ей снились горы, которые она видела только на картинке. А там, в горах, была Валюша вместе с бабушкой и их новой знакомой, тётей Мадиной.
Утром девочка проснулась и увидела, что комната пуста, а на кухне привычно хлопотала бабушка.
— Ты проснулась? Позаревала бы ещё, а то с жаворонками схватилась с
постели, — ласково говорила бабушка, продолжая что- то помешивать в кастрюле. – А гости наши уже отправились по своим делам, вечером вернутся, — добавила она, уловив вопрос в глазах внучки.
Дальше у Валюши начался обычный день. Она принялась убирать
комнату, поливать цветы на подоконнике. После завтрака нужно было
садиться за уроки.
За окном стоял хмурый осенний день, совсем непохожий на вчерашний. Листья трепыхались на ветру, отрываясь и улетая далеко от дерева, которое давало им жизнь совсем недавно. Чувствовалось скорое приближение долгих моросящих дождей. Но это было совсем некстати для приезжих, ведь им предстояло тюковать солому в поле.
Бабушка с тревогой поглядывала на небо, предполагая скорые трудности у своих гостей. Она всем своим добрым сердцем хотела помочь им и не знала, как это сделать. Её мысли прервал лай Рябки у ворот. Бабушка выглянула в дверь. У калитки стояла соседка Захаровна:
— Николаевна, я к тебе. Думаю, схожу гляну, ты живая? – торопливо говорила соседка, просовывая своё грузное тело в калитку. Рябка ещё тявкнул для приличия и полез в свою конуру.
— А что так? – удивлённо спросила бабушка.
— Да как же? – удивилась Захаровна. – Так ты ж вчера нерусских в хату повела. Мало ли что? Всякое может случиться…
— А что может случиться? Они что ж, не люди, что ли? – в свою очередь удивилась бабушка.
— Да люди-то они, люди. Да кто их знает, что у них на уме? Ты хоть
документы их видела? – то ли с тревогой, то ли с осуждением спросила соседка.
-Видела. Их документы в сердце да в глазах. Такие документы самые правильные, — говорила бабушка, усаживая соседку к столу, где уже стояла чашка для чая. – Попей вот, ещё горячий, — налила она чай и подвинула чашку Захаровне.
Валюша внимательно прислушивалась к разговору взрослых, вспоминая отрывки рассказов тёти Мадины о своём селе, о семье и трудностях жизни. Что так пугает соседку? Разве не видно, что это добрые люди? Она вполне соглашалась с бабушкой.
— Ну и рисковая ты, Николаевна, — заключила Захаровна, прихлёбывая чай.
— А какой тут риск? Что если бы мне пришлось искать ночлег в их селе, а никто бы не пустил? Что б я подумала о тамошних людях?
Захаровна в ответ только руками развела.
— Вот то-то! – твёрдо сказала бабушка.
— А чего это ты большую кастрюлю поставила? Неужто и кормить их собралась? – удивилась от своей догадки соседка. – Вы и так с девчонкой перебиваетесь.
— Да что там, супа тарелку жалко, что ли?
— Да четыре человека всё-таки! А мужиков-то трое…
— Что ты чужое добро считаешь, Захаровна? Мне не жалко для людей. Сама живу Божьей милостью. Не богато, а голодного найду чем покормить, слава Богу.
— Все так живём…- примирительно сказала соседка. Она не могла внутренне смириться со взглядами своей подружки, хоть и знает её давно, ещё смолоду.
— Они же не нашей веры, мусульмане. У них свинину не едят, — сказала она, помолчав немного.
— Знаю. Вот и варю с маслом постным. Они там, в поле, намёрзнутся, рады будут горячего похлебать. Видишь, как похолодало. Хоть бы до дождей успели, дал бы Бог, — заботливо, с теплотой в голосе, говорила бабушка.
Захаровна ещё немного посидела, потягивая вторую чашку чая. Никак она не могла понять и принять всё происходящее, но говорить ей расхотелось, предчувствуя непреклонность своей старой подружки. Так же неторопливо она засобиралась домой.
Валюша с облегчением вздохнула, оставаясь невидимым свидетелем всей беседы. Она была рада, что бабушкина доброта победила.
А вечером вернулись уставшие гости. Они зашли в магазин и купили что-то из продуктов, чтобы поужинать. Каково же было их удивление, когда бабушка поставила на стол полные миски горячего супа. Люди были бесконечно рады и благодарны заботе и вниманию старушки. Беседа за чаем была долгой и дружеской. Скованность гостей прошла, встретив тепло и ласку. И теперь за столом сидела большая семья. Говорили о погоде, о проблемах с транспортом, о нехватке рабочих рук. Было ясно, что не смогут уложиться в намеченные сроки. Вечер прошёл быстро. Ночь звала на отдых. Все были довольны и спокойны.
Прошло ещё два дня. Погода становилась всё хуже. И вот утро встретило холодным моросящим дождём. Бабушка нашла кое-что из одежды, чтоб не промокнуть совсем, и отправила своих новых друзей на поле. Их работа подходила к концу, осталось погрузить тюки на машины. Люди целый день работали на дожде и холоде. Наконец поздно вечером гружёные машины были готовы отправиться в Дагестан. Они заехали к бабушке, поблагодарить её за тепло и заботу. Бабушка с радостью накормила всех и напоила чаем. Они с Валюшей вышли провожать своих новых друзей. Уже было совсем темно, когда машины отъехали от домика.
Вечер был немного грустным. Валюша читала вслух бабушке сказки, а та слушала, а может, думала о чём-то своём.
— Бабушка, а добро побеждает зло только в сказке? – прервала внучка бабушкины мысли.
— А ты как думаешь? — спросила бабушка.
— Думаю, что в жизни тоже, — ответила Валюша.
— Конечно. А то зачем же и жить тогда было бы? Но помни, что надо уметь ждать. Не всегда сразу победа бывает. Надо только всегда оставаться добрым, что бы не случилось, нельзя, чтобы сердце озлобилось, заледенело,- бабушка обняла внучку, своей шершавой ладонью погладила её по голове и глянула ей в глаза. Валюшино сердечко наполнилось чем-то тёплым, и оно всё росло и росло в груди, наполняя радостью и лёгкостью её всю, и ей вдруг стало так весело, что её сердечко не ледяное, а такое тёплое, что наверное и щёки стали красными.
— Какая ты у меня хорошая, бабушка! Как я тебя люблю! – воскликнула девочка, обняв и поцеловав бабушку.
С того вечера прошло много дней. И однажды почтальон принёс извещение на посылку. Обратный адрес был: «Дагестан».

Татьяна Жуганова. Из цикла «Бабушкины уроки». Рассказы для детей.

Источник

Другие рассказы автора

Новости от партнеров
Реклама от партнеров