30 мая 2017        652         0

Эликсир жизни

«Мы должны быть кому-то нужны, чтобы жить!» (Татьяна Жуганова) 

Вечер собрал всю мою большую семью за столом. Ужин уже подходил к завершению, и все дети с нетерпением ожидали того момента, когда я возьму в руки книгу и позову всех в свою комнату. Моя комната была самая большая. На полу тёплый ковёр, на котором все рассаживались в предвкушении вечерней сказки.
Нет! Не телевизионную сказку, а просто чтение книжки с беседой и рассуждениями, с мечтами и реальностями.
Но тут раздался телефонный звонок. Мне звонила представитель опеки и просила помочь: надо забрать срочно малыша. Горе-мамаша куда-то запропала, а месячный младенец остался на руках прабабушки, которой было совсем не по силам справляться с крохой. Конечно, как тут отказать!
Я мгновенно приняла решение принять малыша в семью. На той стороне телефона облегчённо вздохнули и обрадованный голос сказал, что малыша через полчаса привезут. А я посмотрела на собравшихся детей и стала вместо сказки рассказывать, что есть на свете маленький мальчик, он совсем крохотный, но его мама где-то потерялась и он остался совсем один. Ему очень плохо и одиноко, он очень хочет, чтоб его любили и заботились о нём, но так случилось, что совсем некому заботиться и совсем некому любить малыша. Я замолчала, внимательно вглядываясь в глаза своих детей. Я увидела, что лица детей стали серьёзными и сосредоточенными. Все смотрели на меня, а я на них. Вдруг Олечка сказала:
– Мама, давай его возьмём себе!
Тут со всех сторон раздались весёлые, жизнеутверждающие возгласы: мы будем его любить, будем нянчить, будем с ним гулять!
Я обрадованно обняла всех детей:
– Какие вы у меня добрые и внимательные! Вы самые лучшие на свете детки! Как же замечательно, что мы с вами сможем помочь малышу!
– Мама, а как его зовут? – спросила Люда
– Я не знаю ещё, но нам обязательно скажут его имя, когда привезут. Это будет совсем скоро, а пока давайте приготовим ему постельку и одежду.
К счастью, в шкафу всегда на такой случай лежала детская одежда для грудничков, а детская кроватка стояла в моей комнате постоянно. Периодически там поселялся маленький жилец. Вот и сейчас всё почти готово к приёму нового члена семьи. Вскоре раздался звонок, и я пошла встречать вечерних гостей. Это были представители опеки и детской комнаты милиции.
– Это Андрюша, — сказала девушка-милиционер, передавая мне ребёнка. Все дети заглядывали в дверь, наблюдая за происходящим. Глаза их светились радостью.
Я взяла на руки маленький свёрток, в котором сопел , причмокивая соской, малыш и понесла его в комнату, чтобы положить в кроватку. Дети тихонько прошли следом. Положив кроху в кроватку, слегка развернула его. Все мои домочадцы остались стоять и разглядывать Андрюшу, а я вернулась к своим гостям, чтобы подписать документы о передаче ребёнка мне.
– Пожалуйста, не привыкайте и не приручайте ребёнка, мы его будем передавать на усыновление, как только оформим все судебные формальности,-обратилась ко мне представитель опеки.
Легко сказать, «не привыкайте»!
Каждый раз, когда ко мне попадали детки, которых потом приходилось отдавать на усыновление, я очень сильно переживала это расставание. Это была для меня потеря. Болезненная, горестная! И ничего с этим я не могла поделать! И сейчас во мне всё дрогнуло, осознавая предстоящее расставание, которое неотвратимо будет однажды. Честно предупредили.
Я решила, что на этот раз постараюсь не привыкать и не «приручать» малыша. Буду просто выполнять свои обязанности по отношению к ребёнку.
Шли дни за днями. Домашние заботы заполняли весь мой день, до самой поздней ночи. Забот стало значительно больше с появлением Андрюши. Я старалась добросовестно выполнять обязанности по уходу за мальчиком: кормила, пеленала, купала. Дети катали в коляске по воздуху. Но я не целовала, не ласкала, не прижимала к себе этот тёплый комочек, хотя безумно хотелось это сделать. Я не говорила ему всяких нежностей. В общем, старалась быть машиной, роботом.
Прошёл месяц, второй. Мальчик набирал вес слабо, не был активным. Глазки были тусклыми, безучастными. Прошли всех специалистов в детской поликлинике. Патологий нет, здоров. Вес набирает в пределах нормы, правда, в низких пределах. Но моё материнское сердце чувствовало, что что-то не так. А ещё я заметила, что Андрюша не очень требователен. Голоден – раз, два крикнет и умолкает. Ждёт терпеливо. Так и с мокрыми пелёнками: «сообщит» и опять молчит. Это и вовсе меня тревожило. Не должно так быть! Из опыта знаю! Задумалась. Неужели причина в том, что я к нему «равнодушна»? Мне стало стыдно: испугалась боли расставания! А каково малышу чувствовать себя не нужным?! Он хоть и маленький, а всё понимает, чувствует! Расплакалась и решила просто жить и радоваться, что Бог подарил мне, пусть и на время, встречу с Андрюшей и возможность подарить ему своё тепло. Я взяла его на руки, прижала к груди , поцеловала и просила его простить меня:
– Прости меня, мой хороший! Я больше не хочу быть роботом! Ты мой сладкий, маленький мой птенчик! Я буду любить тебя, обещаю!
Малыш вдруг замер от непривычных ему прикосновений. Он меня слушал! А я целовала его и целовала, словно старалась вернуть то количество ласки, что не давала все эти дни. А ночью впервые положила его рядом с собой, продолжая поглаживать и прижимать к себе крохотное беззащитное тельце, так жаждущее тепла и любви.
Удивительно, но с этого дня всё изменилось. Андрюша вскоре привык к моему голосу, моим рукам. Теперь он настойчиво требовал моего появления, обмочив пелёнки или проголодавшись. Голосок его стал звонче, а глазёнки светились искорками жизни. Завидев меня, он начинал активно двигать ручками и ножками, да ещё при этом издавать такие звуки восторга, что невозможно не улыбнуться ему в ответ!
Я поняла простую истину: любовь, чистая, самоотверженная и бескорыстная, есть эликсир жизни. Мы должны быть кому-то нужны, чтобы жить!

Источник

Другие произведения автора

Добавить комментарий

Новости от партнеров
Реклама от партнеров