12 апреля 2017        836         Комментарии к записи Чужой бедой свою не поправишь отключены

Чужой бедой свою не поправишь

Денис был в плохом настроении. Прямо с утра Генка напомнил о долге. Он и сам не забыл, да только вот взять где? Близились праздники, и Генка не соглашался даже на отсрочку с процентами. Денис теперь думал о том, как выкрутиться из этого опасного положения. Вообще – то, он рассчитывал на то, что родители к празднику дадут ему на расходы как обычно, но что-то в семейном бюджете изменилось не в лучшую сторону и его, Денисова доля, уменьшилась тоже. Этой суммы не хватало, чтобы расплатиться с Генкой.
Вся группа готовилась к практическому зачёту, а он, уткнувшись в тетрадь с записями по теории, думал о своём. На перемене все ребята их группы вышли за здание ПТУ, чтоб покурить, потолкаться, рассказать новости. Увидев в толпе ребят Генку и, чтобы не встретиться, Денис незаметно вернулся в класс. Там никого не было. На спинке стула висела сумочка Людмилы Павловны. Сейчас должен быть ещё один час по её предмету и Людмила Павловна, видимо, пошла в соседний класс. В голове Дениса вдруг мелькнула пугающая мысль заглянуть в чужую сумку. Несколько мгновений он колебался, а потом, оглянувшись, открыл её. Кошелёк лежал на виду. Он быстро взял его и спрятал в карман. Снова оглянулся. Сердце вдруг застучало так, что не стало хватать воздуха. Денис выскочил во двор училища. Перемена ещё не закончилась, и он быстро направился за угол, где обычно собирались любители покурить. По пути Денис вытащил содержимое кошелька и сунул в карман. Кошелёк заложил между ремнём и поясом брюк, чтоб потом выбросить. Успокоившись, решил пересчитать свою добычу. Этой суммы хватало, чтоб отдать долг. А Генка уже направлялся к нему. Их группа заканчивала занятия раньше, вот он и искал Дениса.
-Ну, ты думаешь отдавать долг?
-Конечно, я же тебе обещал вчера.
-Тогда чего ты три перемены от меня бегал?
— Да нет, я просто не в настроении был, — соврал Денис.
Порывшись в кармане, протянул нужную сумму. Генка пересчитал, одобрительно кивнул головой:
-Молоток! Можно доверять твоему слову. Вовремя отдал.
Махнув рукой, Генка пошёл к ребятам. А Денис остался стоять. На душе было скверно, будто там что-то сломалось, разрушилось. В класс идти не хотелось, но тогда могут догадаться, кто взял деньги.
Пересиливая себя, он пошёл к двери, потому что уже звонок требовательно и долго звенел.
Весь урок Денис боялся поднять голову. Он листал учебник, что-то писал, совсем не соображая, что пишет. Время, казалось, остановилось. Боялся встретиться взглядом с Людмилой Павловной. Внутри всё болело какой-то непривычной болью. Он уже жалел о том, что сделал и боялся, если об этом все узнают.
Но урок закончился. Людмила Павловна взяла свою сумку, попрощавшись, ушла в учительскую. Денис немного успокоился и решил, что всё закончилось для него хорошо. Шёл последний урок. Ещё за несколько минут до конца урока Денис сложил свою сумку и был готов сразу же после звонка рвануть туда, за дверь, на спасительную улицу.
Но произошло неожиданное. За минуту до звонка в класс вошла Людмила Павловна. Взглянув на её лицо, Денис вздрогнул, внутри всё сдавило от страха. Он изо всех сил старался казаться спокойным.
— Ребята, — начала Людмила Павловна, — я не хочу вас обидеть недоверием, не хочу кого-либо оскорбить. Только что у меня пропали деньги. Это моя зарплата, — она сжимала в руках свою сумочку. Было видно, как дрожали её руки.
Стало тихо. Все с недоумением смотрели на учительницу, мол, «при чём тут мы?» Денис тоже смотрел. Как все… Только внутри творилось что-то такое, от чего было трудно дышать.
-У меня дома больная мама. Ей нужно купить лекарство. Дорогое. Я взяла деньги, чтобы после работы зайти в аптеку. Теперь вот не пойду, — Людмила Павловна говорила медленно, не глядя на ребят. По её щекам текли слёзы. Она не вытирала их.
Ребята молчали. Чужое горе было так близко, так велико, что никто даже не шевельнулся, когда вдруг зазвенел звонок.
У Дениса внутри всё жгло как огнём. Он сидел, опустив глаза.
То ли от бессилия помочь чужой беде, то ли от стыда за чей-то плохой поступок, но многие тоже смотрели куда-то вниз, под ноги. Людмила Павловна тихо вышла из класса.

Денис не мог идти домой. Он долго бесцельно бродил по рынку, где торговцы уже собирали свой товар, потом сидел в парке на скамье. Представлял больную маму Людмилы Павловны. Вспомнил, как утром прятался от Генки, не хотел проблем. Теперь Генка и долг не казались такими пугающими. Мог бы он как-нибудь всё решить иначе? Наверное, мог. Не хотел честно просить деньги у мамы. А теперь и вовсе никому не сказать о том, что он сделал. Самому хотелось всё выбросить из головы, да ничего не выходило. Никто не догадался, что это он. Только вот не легче от этого. Жгло что-то внутри, ныло. Вспомнил про новенький плеер. Сразу обрадовался. Но кто сможет сейчас купить его? Решил предложить соседу Коле. Пусть даже за меньшую сумму. Но он должен вернуть чужое!

Урок Людмилы Павловны на следующий день был третьим по счёту. Два первых урока казались очень длинными. Денис ничего не слышал. Он думал о том, как вернуть кошелёк. Подойти после урока и честно попросить прощение? А может, до урока?
Людмила Павловна пришла как всегда немного раньше. Все столпились вокруг, читая темы предстоящих зачётов. Денис тоже подошёл. Сердце стучало как молоток, даже отдавалось в висках. Склонившись над столом, Людмила Павловна зачитывала вслух строчки текста. Денис ничего не видел и не слышал. Он смотрел на сумку, которая как всегда висела на спинке стула. « Не смогу отдать в руки. Положу обратно и всё!» – так думал Денис. Незаметно для стоящих вокруг ребят, он просунул кошелёк в кармашек сумки. Он вдруг почувствовал пот на спине и лбу, какую-то слабость во всём теле. Ноги дрожали. Денис прошёл на своё место. Раздался звонок. Все успокоились. Начался урок. Людмила Павловна взяла сумочку, чтобы достать ручку. Денис замер и опустил глаза.
-Ребята! – сказала она и обвела всех мудрым и добрым взглядом,
— Простите меня, я подумала о вас плохо. Вот мой кошелёк. Он нашёлся! Спасибо, что не обманули моего доверия!
Денис не мог отвести свой взгляд от этих чистых глаз. Ему казалось, что они смотрят прямо в его душу и будто говорят: «Чужой бедой свою не поправишь». Всем сердцем Денису хотелось сказать: «Я теперь это понял!». Но он опустил голову и глубоко вздохнул.

Источник

Другие рассказы автора

Новости от партнеров
Реклама от партнеров